В пятницу, 1 декабря, курс биткойна на торгах крупнейшей криптовалютной биржи Bitfinex держится на уровне $9,6 тыс. 29 ноября цена на некоторых площадках достигала $11 тыс. Президент Российской ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ) Юрий Припачкин в интервью RT заявил, что рост биткоина продолжится. К концу 2017 года, по его прогнозам, стоимость самой известной в мире криптовалюты вырастет до $14 тыс. Эксперт также рассказал, как биткоин может повести себя в следующем году и что необходимо учитывать при оценке рынка криптовалют.

— Юрий Игоревич, стоимость биткоина бьёт рекорды. Есть ли у вас прогнозы, до какой отметки он может вырасти?

— Вы знаете, прогнозы — дело неблагодарное. Хотя прогноз, который я давал в середине лета, что курс к Новому году будет около $10 тысяч, уже сбылся. Я считаю, что он в ближайшее время будет расти и дальше. Связано это с тем, что на рынок криптовалют приходит большое количество живых денег. Люди поверили, что криптовалюта не мыльный пузырь, что она является признаком новой, цифровой экономики и фактически новым денежным эквивалентом. Поэтому интерес к криптовалютам связан с двумя вещами: как к средствам накопления и как к средствам спекуляций — в хорошем смысле этого слова.

— При этом часть экспертов говорит о биткоине как о пирамиде, которая вот-вот посыплется. Кто прав?

— Я не отношусь к таким пессимистам. Я считаю, что цифровая экономика требует своих цифровых денег. Cейчас в мире бурно развивается криптовалюта, и это свидетельствует о том, что появление технологии блокчейн создало технологическую основу для таких цифровых денег. Кроме того, мы понимаем, что возвращается время частных денег. Центробанки монополизировали выпуск денег последние 100-150 лет, а технология блокчейн даёт возможность фирмам и компаниям эмитировать свои собственные деньги для оплаты своих собственных услуг. Поэтому этот процесс активно развивается, и мы, собственно, все уже являемся его пользователями. Потому что любая скидочная система или система бонусных баллов по сути есть новая экономика, основанная на деньгах, обеспеченных услугами и товарами конкретного эмитента. И реализация её на технологии блокчейн даёт эмитенту возможность персонализировать выпуск новых денежных эквивалентов. Поэтому, конечно, понимаю, что центробанки многих стран относятся к этому со смущением или с осторожностью. Но то, что мы видим по факту в новой экономике, происходит каждый день.

Вы сами пользуетесь, наверное, скидочными картами или, например, бонусной картой «Аэрофлота», когда летаете. Каждый полёт вы майните какие-то мили, на которые потом вы покупаете услуги «Аэрофлота» или даже уже можете расплатиться в Duty Free. Поэтому этот процесс идёт массово во всём мире. И появление такой, ещё раз подчеркну, технической основы, которой все доверяют и которая не связана ни с кем, а основана на повсеместном распространении технологии блокчейн, является основой для этой экономики.

— Что именно влияет на рост биткоина?

— Люди поверили, что этот эквивалент будет использоваться в системных расчётах. Более того, считаю, что этот этап не за горами. Мы видим уже в следующем году в первом полугодии, что какая-то из крупных площадок начнёт принимать биткоины в оплату. Это может быть  Amazon или Alibaba. Это связано с тем, что будут внедрены фьючерсные контракты, которые уменьшат волатильность и дадут возможность прогнозировать курс этой криптовалюты для использования его в расчётах. Кроме этого, нарастает массовое открытие тех же самых электронных кошельков.

Каждый день в мире открывается от 20 до 30 тысяч такого рода кошельков. Приходит всё больше и больше денег. Например, за последние несколько дней на рынки пришло более 10 млрд живых денег, что вызвало рост курса биткоина. Этот рост будет продолжаться.

Конечно, будут откаты, падения курса, но не критические. В целом, этот рынок будет позитивным. Это связано с тем, что всё больше и больше денег будет приходить на рынок.

И нужно принимать во внимание очень простой факт. Сейчас управляющий фонда выпустит квартальную годовую отчётность. Укажет доходность в них, например, 18—20—27%. Это те, кто не работает с крипторынками. А те, кто работает, покажут доходность в 200%. Куда пойдут деньги? Люди склонны направлять определённую часть своих ресурсов на спекулятивные операции — это примерно 1-2%.

Если учесть общее количество денег, находящихся в управлении, это десятки, сотни миллиардов и даже триллионы долларов. 1% этих денег, придя на рынок криптовалют, обеспечит им соответствующую ликвидность. Поэтому я считаю, что в этом году на рынки пришло $50—60 млрд, в следующем году эта сумма удвоится или утроится. Соответственно, рост криптовалюты будет связан как с приходом денег, так и с востребованностью их в тех или иных сервисах.

— До $20 тыс. поднимется, по вашим прогнозам?

— Конечно. Я думаю, что мы к концу года уже по нынешнему тренду увидим порядка $13—14 тыс. А $20 тыс. в следующем году — это нормальная практика. Кто-то из известных экономистов (американских, по-моему) дал прогноз — $100 тысяч к концу следующего года. Это, конечно, очень оптимистичный прогноз, но он отражает тенденцию.

— То есть сейчас лучше покупать и не продавать?

— Статистика говорит, что 80% людей, которые покупают криптовалюту, откладывают их на холодные кошельки и рассматривают как средство накопления, а не средство спекуляции. Причём большая часть этих людей (порядка трёх четвертей) — это развивающиеся страны, а отнюдь не центральные рынки Европы и Соединённых Штатов. Эти рынки будут вовлечены в следующем году. Потому что, опять же, увидев такой род доходности, увидев, что рынок продолжает развиваться, уже и такие консервативные инвесторы всё равно согласятся, что 1-2% их денег будут участвовать в этом рынке. Человеческая природа такова, что можно рисковать ради высокой прибыли.

— Кто сейчас в России занимается майнингом?

— Вы знаете, майнингом занимаются многие. Есть крупные фермы, есть мелкие фермы — на уровне, в прямом смысле слова, ферм. Фермеры выращивают и бычков, и криптовалюту, поскольку у них есть, например, собственные ветряки или маленькие гидроэлектростанции. Это повсеместный тренд. Мы сделали аналитический обзор: в стране сейчас более 1,2 млн человек занимаются рынком в области криптовалют. Это не только майнинг, это и большое количество проектов, основанных на блокчейн-технологии, это и ICO, и трейдерство.

— Насколько нам известно, к вам обращаются иностранцы, желающие майнить на российской территории…

— Да, у нас очень много сейчас обращений от иностранных инвесторов, особенно из стран, граничащих с нами на Дальнем Востоке. Потому что — вы, наверное, знаете — уровень обеспеченности и стоимости электроэнергии в Китае, Японии, Южной Корее, существенным образом в худшую сторону отличается от наших возможностей на Дальнем Востоке, особенно что касается гидроэлектростанций и нашего энергетического комплекса. Поэтому переговоры на эту тему идут. Мы пересылаем соответствующие предложения, которые к нам поступают, заинтересованным организациям и регионам. Сейчас у меня 12 предложений. В основном, это Япония и Корея, Китай в меньшей степени.

— Некоторые эксперты говорят о том, что заводить майнинговую ферму в квартире достаточно опасно. Так ли это, на ваш взгляд?

— Вы знаете, всё же зависит от правил безопасности. Это как любой компьютер. Что такое майнинговая ферма? Это компьютерные блоки, которые могут быть объединены в некой последовательности. Газ гораздо опаснее. И в этом плане обычные правила пожарной безопасности работы с компьютерной техникой действуют и на майнинговой платформе. Здесь нет ничего необычного.

— РАКИБ выступает за нормативное регулирование добычи криптовалюты?

— Мы сейчас работаем над этим вопросом. Но большая часть экспертов склоняется к тому, что не очень понятно, что и как регулировать в области программного кода. Возможно, достаточно будет просто покупки патента и регистрации электронного кошелька, куда поступают выработанные майнерами электронные деньги, то есть та или иная криптовалюта. Но это комплексный вопрос. Пока он обсуждается. И здесь есть разные точки зрения. Я думаю, что в принципе эту деятельность можно не регулировать. Но вполне возможно, что мы пойдём по пути поддержки идеи патента.

— А что скажете об изменении законодательства по регулированию сферы ICO?

— В рамках экспертной комиссии при финансовом комитете Госдумы мы готовим проект закона о краудинвестинге как основе для проведения ICO. И если мы в течение ближайшего времени справимся с этой задачей (а я думаю, что мы справимся), наша экономика, во-первых, вздохнёт. А во-вторых, гарантированно будут привлечены иностранные инвестиции, невзирая ни на какие санкции. Мы надеемся в декабре структурный проект этого закона внести на рассмотрение экспертного совета. Он обеспечит возможность коллективных инвестиций и участие наших граждан и организаций в возрождении того, что раньше называлось и «коллективный метод строительства», и «касса взаимопомощи», и «частные коллективные инвестиции». Эта логика понятна, особенно в регионах. Она требует не самых больших изменений в законодательстве. И я думаю, что появление этого механизма позволит решать местные проблемы финансирования тех или иных проектов, а также обеспечивать достаточно крупные инвестиции, в том числе с участием зарубежного капитала.

Подпишись на обновления